19 апреля `18, в 16:57
Интервью Week & Star с Игорем Комаровым

Интервью Week & Star с Игорем Комаровым

В воскресенье, 15 апреля, гостем программы Week & Star стал глава Госкорпорации «Роскосмос» Игорь Комаров. Он рассказал ведущему Александру Генерозову, как ученые собираются осваивать космос в ближайшие годы, когда, наконец, человек отправится на Марс, и ещё много интересного! Читай интервью с Игорем Комаровым ниже или подписывайся на подкаст для iOS или Android.

Александр Генерозов: Космос всегда притягивает людей. Вы можете проверить это сами, поглядев на звездное небо звездной ночью. 12 апреля 1961 года человек впервые отпросился с нашей планеты. И этот день – отправная точка новой космической эры. Про космос, будущее и настоящее нашей космонавтики поговорим с человеком, который точно знает, что сейчас на повестке дня у всех работников этой отрасли, от токаря на заводе до космонавта на МКС.

На Европе Плюс генеральный директор Государственной корпорации «Роскосмос» Игорь Комаров. Игорь Анатольевич, здравствуйте, и привет всем-всем, кто с нами сейчас! И в первую очередь я хотел бы вас и всех наших слушателей поздравить с наступившим Днем космонавтики!

Игорь Комаров: Спасибо! И всех с праздником!

Александр Генерозов: Когда-то все мальчишки хотели стать космонавтами. Есть ли сейчас некоторый дефицит в людях этой профессии?

Игорь Комаров: Ну, у мальчишек жизнь поменялась, и другие мечты. Но то, что мы видим, и по набору в отряд космонавтов, говорит о том, что интерес к космонавтике, к пилотируемым программам, сохраняется.

Александр Генерозов: Игорь Анатольевич, а люди каких профессий сейчас наиболее востребованы в космосе?

Игорь Комаров: Сейчас очень большие требования, и нужны нам инженеры, которые будут эксплуатировать более сложную технику, более сложные и разнообразные системы. И всегда требуются ученые, которые будут проводить эксперименты, касающиеся биологии, медицины и новых материалов, и химии, и физики, и прочих дисциплин.

Александр Генерозов: А какие вопросы должен себе задать человек перед тем, как он напишет заявление о приеме в отряд космонавтов? И где, кстати, анкета? Она есть на сайте «Роскосмоса»?

Игорь Комаров: Да, в том числе, вы можете получить анкету и на сайте «Роскосмоса». Что касается требований и того, какие вопросы должен задать себе кандидат в космонавты, это простой вопрос – действительно ли готов он всю свою жизнь посвятить космосу.

 

Александр Генерозов: Сейчас каждый человек со смартфоном, это уже, считайте, фотограф. Нужны ли фотографы, например, в космосе?

Игорь Комаров: Вы знаете, фотография – один из серьезных аспектов подготовки космонавтов и функций, в том числе, наблюдения за землей, проведения различных экспериментов и фотосъемка являются навыком, который необходим космонавту, я считаю, абсолютно. Более того, можем видеть и альбомы, и снимки, которые публикуют космонавты уже после пребывания на МКС, это является, в том числе, и серьезным хобби, а, может, и будущей профессией, или второй профессией многих космонавтов.

Александр Генерозов: Космический полет – это всегда риск не вернуться домой. И не возникнет ли проблемы сейчас, когда «я» значит больше, чем «мы», с поиском людей, готовых рискнуть всем?

Игорь Комаров: Знаете, действительно, много людей и много молодежи, которые готовы совершать смелые поступки, великие дела, а, может, и прорывные проекты. И мы не видим недостатков в тех людях, которые готовы рисковать и работать в космосе. Более того, я хотел сказать, что большинство людей верит в нашу технику и наши возможности по созданию именно надежных и качественных систем.

Александр Генерозов: Игорь Анатольевич, МКС в ноябре исполняется 20 лет. Для человека это очень серьезный возраст, возраст принятия решений. А что для нас значит 20-летний возраст МКС?

Игорь Комаров: Вы знаете, действительно, 20 лет – это такой серьезный возраст, возраст зрелости. И за эти 20 лет мы научились избегать, я думаю, детских ошибок.

Александр Генерозов: И все-таки, по аналогии с 20-летним парнем, не пора уйти от кого-то из родителей?

Игорь Комаров: С одной стороны, родителей не выбирают, но с другой, если ты собираешься, например, расставаться, то точно нужно иметь основания. Я думаю, что мы научились работать вместе, и вместе понимаем, что можем сделать гораздо больше вместе.

 

Александр Генерозов: А есть ли понимание, какими будут орбитальные станции следующего поколения, которые рано или поздно все-таки придут на смену МКС? Визуально это будут такие же конструкции?

Игорь Комаров: Понимание меняется, и развивается с развитием технологий и представлений о будущем и будущей деятельности человека в космическом пространстве. Мы видим, что МКС, если посмотреть фотографии, в общем-то, такой футуристический вид имеет уже сама по себе и сейчас. Но надо сказать, что с развитием наших пилотируемых программ и миссий на Луну и Марс будут развиваться межорбитальные полеты. Соответственно, будут возникать новые требования к модулям и МКС, и орбитальным станциям на других планетах. Соответственно, возникнут модули, которые выполнять будут функции стапелей, стыковки и расстыковки различных элементов, межпланетных буксиров, сборки на орбите составных частей космических аппаратов. В перспективе мы видим, большие работы ведутся по обслуживаемому космосу. Для того чтобы обслуживать и аппараты, и станции на орбите.

Александр Генерозов: А будут ли на новых орбитальных станциях помещения для людей,  которых мы назвали бы, ну, давайте так, космическими туристами?

Игорь Комаров: Конечно же, это то, что так много обсуждается. Я надеюсь, что и туризм будет развиваться. Количество посещаемых модулей, жилых, посещаемых модулей, на которых смогут находиться космические туристы. Поэтому, я думаю, что в ближайшие 10 лет мы увидим и новые модули с новыми функциями. Серьезное изменение и МКС, и орбитальной станции.

Александр Генерозов: Человек, который возглавляет главный космический офис России, генеральный директор Государственной корпорации «Роскосмос» Игорь Комаров на Европе Плюс! Наши планы по освоению космоса оформлены в виде Федеральной Космической Программы. А что из нее непосредственно реализуется прямо сейчас?

Игорь Комаров: Она настолько обширна и имеет столько разделов! Если говорить по текущим разделам, то в этом году мы собираемся сделать более 30 запусков космических аппаратов и кораблей. Соответственно, в данный момент только под программу этого года делаются десятки космических аппаратов. Делается большое количество космических кораблей, как грузовых и пилотируемых. Соответственно, делаются десятки ракетоносителей, средств выведения.

Александр Генерозов: Ракета должна откуда-то стартовать. Как развиваются уже построенные космодромы? Больше всего, конечно, интересует «Восточный».

Игорь Комаров: Что касается перспективных направлений, если посмотреть на космодромы, то мы начинаем строительство второй очереди космодрома «Восточный» для «Ангары». Мы, вместе с нашими казахстанскими партнерами будем строить новый комплекс для новой ракеты «Союз-5» на Байконуре. Мы продолжаем исследования и проекты вместе с Европейским космическим агентством по экспедиции на Марс в 2020 году. Мы возобновляем наши лунные проекты и программы с автоматическими космическими аппаратами с 2019 про 2025 год.

Нам предстоят три миссии – «Луна-25, 26 и 27», которые будут прорабатывать, начиная с отработки посадки на Луну орбитального модуля и забора грунта до глубины двух метров на поверхности Луны, и заканчивая доставкой этого грунта на Землю. Вот эти все проекты, а также еще огромное количество научных и проектов, имеющих практическое значение, все предусмотрено Федеральной космической программой. То есть работы, на самом деле, предстоит очень много.

 

Александр Генерозов: Игорь Анатольевич, две ближайшие цели – это Луна и Марс. В какой последовательности полетим? Обязательно ли лететь сначала на Луну, а потом на Марс?

Игорь Комаров: Знаете, надо просто представить особенности лунных миссий. Обратите внимание, что одна миссия была в 2016 году, а другая будет, соответственно, в 2020-м. Цикл полетов раз в два года. Это тогда, когда расстояние между Землей и Марсом минимальное. Поэтому мы собираемся сейчас и обсуждаем наши программы, в отличие от того, что было и 20, и 30, и 40 лет назад. Они направлены на обеспечение присутствия человека на поверхности других планет. Не то, что прилетел и быстро улетел. При этом риски колоссальные, до 50% риск выполнения этой миссии, а то и больше. Нам нужно сделать безопасную миссию, и как бы пролонгировать миссию, чтобы потом люди дальше работали на этой планете.

Поэтому, конечно же, на Луну и ближе – эта миссия будет исчисляться несколькими неделями. На Марс – это более года. И даже если короткая миссия, несколько лет. При том, что окна в этой миссии, если мы говорим о базе, тоже такое простое понимание, вот работают люди, предположим, на Марсе. А раз в два года с Земли могут прилететь какие-то средства, которые могут оказать какую-то помощь, привезти какие-то средства, которые необходимы для ремонта, или забрать людей, подчеркну, при том что миссия, сама по себе, туда и обратно, это более одного года. И всё это, не забывайте, в условиях микрогравитации и жесткого авиационного фона.

Александр Генерозов: Игорь Анатольевич, у нас уникальная страна, в том числе и по размерам. Спутниковая связь и интернет через космос для нас не экзотика, а жизненная необходимость. Есть ли перспективы появления быстрого интернета и доступной спутниковой связи, чтобы мы не искали вот эту мобильную сеть где-то в тайге?

Игорь Комаров: Вы правы. Одно из, наверное, ключевых направлений, которое влияет на жизнь сейчас на Земле из всей космической деятельности, это именно использование спутниковой системы связи. Мы имеем Google, Яндекс и другие карты, которые пользуются полученными данными из космоса. Каждую секунду, мы даже не понимаем того, что если все это убрать, то мы просто станем как люди, которые жили в свое время без электричества, пользовались лучинами. Мы даже не представляем, насколько космические технологии вошли в нашу жизнь.

Александр Генерозов: Возвращаясь к теме космических полетов. Сначала в космос посылали животных, а уже потом людей. Будут ли у нас лунные и марсианские Белки и Стрелки? А если и будут, то станут о них говорить? Это все-таки с точки зрения зоозащитников не слишком этичный момент, как вы думаете?

Игорь Комаров: Вы знаете, нет такого, что до человека на Марс или Луну полетят животные. В этом, наверное, и нет необходимости. Более того, однозначно полетят до человека, и это абсолютно естественно и правильно и с точки зрения безопасности и отработки технологий, автоматические космические аппараты. Уровень наук и технологий, уровень качественных исследований тех параметров, которые мы хотим изучить с помощью современных приборов и современной науки такой, что он позволяет во многом ответить на многие вопросы, которые интересуют людей.

Конечно, эксперименты с животными, живыми организмами останутся, и мы продолжаем эти эксперименты, в том числе, с нашими партнерами. У нас есть программа «БИОН», которая поддерживается Европейским космическим агентством. И мы проводим исследования. Но, наверно, тот уровень использования, что называется, Белки и Стрелки, он проверялся тем техническим и технологическим уровнем. Сейчас уровень, я думаю, совершенно другой. Конечно, мы будем использовать другие средства и автоматические космические аппараты, использование различных приборов и средств измерения для обнаружения воздействия на человека различных факторов, существующих в космосе, и обеспечение его безопасности. Вслед за этим, когда мы будем уверены в безопасности людей, отправятся вслед за автоматами люди.

 

Александр Генерозов: А вот вы сейчас сказали: мы будем уверены в безопасности людей. Правильно ли я понимаю, что основные опасности для людей это, в первую очередь, микрогравитация и проникающая космическая радиация? На Земле-то мы защищены атмосферой.

Игорь Комаров: Да, есть и магнитосфера, и ионосфера, и озоновый слой, он, действительно, защищает в серьезной степени и в разы снижает радиацию, которая доходит до нас. Если мы говорим про низкую околоземную орбиту, то там тоже в определенной степени, когда космонавты работают, в частности, на МКС, так вот они защищены. И там проводятся многочисленные обследования по влиянию радиации на работу людей. Отдельное направление – это исследование влияния микрогравитации, то есть невесомости.

Надо понимать, что сам организм человека, мы тысячелетиями, миллионами лет жили в условиях гравитации, и наш организм, в том числе клапаны, различные органы наши, устроены так, что они не приспособлены к гравитации, и не приспособлены к тому, что она будет отсутствовать. Это отдельное очень серьезное направление медицины, которое должно ответить еще на очень много вопросов, прежде чем мы будем говорить реально о том, что люди будут долгое время находиться и в космосе и работать на планетах с пониженной гравитацией. Вот эти вопросы нам, конечно же, нужно обязательно все исследовать.

Александр Генерозов: Космос – это наука. Космос – это технологии. Космос – это бизнес, в конце концов. Обо всех аспектах космоса говорим с генеральным директором Государственной корпорации «Роскосмос» Игорем Комаровым на Европе Плюс! Вот космический бизнес − это коммерческие запуски и космический туризм, я все перечислил или что-то потерял?

Игорь Комаров: Знаете, сложно все даже перечислить. Объем рынка услуг, то есть те продажи, которые основаны на космических технологиях, составляют более 200 миллиардов долларов в год. Конечно, сложно представить, что 60 лет назад все началось с нашего первого спутника в истории человечества, искусственного спутника Земли, который давал нам простые сигналы. Но сейчас бизнес в космосе это все системы связи и телекоммуникации, мощные орбитальные группировки, которые обеспечивают телевидение и радиовещание. Соответственно, все тарелки, приборы, все средства, которые принимают этот сигнал и доставляют его нам, дают изображение, это все работает и существует благодаря спутниковым технологиям и связи.

В навигации отдельно стоит рынок дистанционного зондирования земли и высокоточной навигации. Они дают новые возможности для контроля пространства. Всё будущее наше тесно связано с роботами, с роботизированным транспортом, или беспилотным, как принято говорить, транспортом. Но основой являются точные карты и определение координат любого транспортного, движущегося средства с точностью до сантиметра. Соответственно, это все космические технологии навигации. И это уже делается. Это мы уже обеспечиваем. Без этого невозможно, это все теории.

Александр Генерозов: То есть вы считаете, что мы уже сейчас можем в самом ближайшем времени использовать роботов и искусственный интеллект, которые заточены под системы спутниковой навигации в нашей обычной жизни? Правильно я вас понимаю?

Игорь Комаров: Роботизированные комплексы очень актуальны в сельском хозяйстве. Я думаю, что широкое применение там они найдут даже раньше, чем беспилотный транспорт в крупных городах. Особенно, представляете, для нашей страны с огромными территориями, с сельхозугодьями. Это даст совершенно новые возможности по развитию потенциала сельского хозяйства. То же самое касается геологии и исследования месторождений, лесных хозяйств.

То есть высокоточная навигация, вместе с точными данными по Земле, точными картами, с привязками до нескольких сантиметров, они облегчат очень сильно жизнь. Не будет споров и в перспективе, я думаю, уже буквально пяти-семи лет, в отношении того, что сосед на метр в одну сторону передвинул какой-то колышек и забор, и годами мы будем судиться. Будут объективные точные данные где, что находится. Использовал ли он в соответствии с лицензией земельный участок и лесные угодья или месторождения.

Сделал незаконный отвал или организовал свалку или не в том месте что-то построил или не освоил необходимые объемы строительные или не в том месте и не так использовал водные ресурсы. Это все, на самом деле, не только очень серьезный доход бюджета и вопросы контроля. Но это именно вопросы правильной организации нашей жизни здесь, на Земле. И это мы не все ещё понимаем. Когда сталкиваешься именно с этими технологиями, помимо исследований дальнего космоса и пилотируемых программ,  осознаёшь, что за ними огромное будущее.

И мы сейчас как раз хотим стимулировать не только государство, но, в том числе, и частную инициативу, различные компании для того, чтобы этим пользовались. Потому что мы до конца даже не понимаем, не представляем, какие возможности это нам открывает.

Александр Генерозов: Возможно, скоро люди будут летать в отпуск не на море, а в космос! Мечтаем о будущем вместе с генеральным директором Государственной корпорации «Роскосмос» Игорем Комаровым на Европе Плюс! Игорь Анатольевич, я встречал мнение, что человек в космосе, на самом деле, слишком дорогое мероприятие, и что спутники с приставками от микро до макро и есть настоящий космос. А человек – это, ну, ненужная роскошь. Можете оппонировать этому утверждению?

Игорь Комаров: Человек стоит в центре, на мой взгляд, любого процесса, потому что все это делается для человека, для улучшения его жизни. Поэтому в центре обязательно должен стоять человек. Другое дело, что, конечно же, необходимо и эффективно использовать автоматические системы, роботизированные системы для того, чтобы, во-первых, снизить риски для жизни и здоровья людей. Особенно это касается космоса, где агрессивная, неблагоприятная среда, в которой работают космонавты.

И есть еще несколько факторов, которые касаются того, что часто роботизированные системы и автоматические аппараты некоторые функции выполняют лучше, чем человек. Это касается связи, ретрансляции, космической съемки, других функций. Они просто лучше это делают. Поэтому человек должен контролировать, но пусть они там работают и делают.

Александр Генерозов: А что из того, что звучит сейчас как фантастика, может стать реальностью в самое ближайшее время? Или с перспективой 10 лет? Мне на ум приходят космические лифты. Это утопия или это вполне реальная штука?

Игорь Комаров: Вы знаете, скорее, не космический, наверное, лифт, а совершенствование средств выведения, появление новых типов их, и имеются в виду межорбитальные буксиры, это точно дело, я думаю, ближайшего десятилетия.

Александр Генерозов: Простите, не до конца понимаю, что такое межорбитальные буксиры?

Игорь Комаров: Понимаете, дело в том, что при движении одни типы двигателей используются, если мы отправляемся с Земли на низкую околоземную орбиту. А, например, на станцию, которая в перспективе будет работать вокруг Луны и между орбитами Земли и Луны, точно эффективно использовать многоразовые буксиры, которые не принцип воздушной тяги используют, а импульсный, они могут работать в безвоздушном пространстве достаточно долго и эффективно, просто по другим принципам. За этим будущее.

Александр Генерозов: А космические прорывы, космические технологии, не связанные непосредственно с полетами в космос? Ведь космос как-то вторгается в нашу жизнь, и что это может быть?

Игорь Комаров: Я думаю, что это новые технологии защиты организма, медицинские технологии, потому что очень специфические требования предъявляются к космосу в защите от радиации, работе в условиях микрогравитации. А ещё это уникальные особенности микрогравитации. То есть, невозможность создавать такие кристаллы как в невесомости на Земле. Они имеют другие свойства, имеют другую структуру и новые возможности открываются в этой области.

На самом деле, для космоса очень актуально использование энергетических возможностей, использование энергии для путешествий по другим планетам. И в этой области перспективные исследования касательно и энергетики, и источников энергии, и, в частности, льда на луне и производства энергии из, соответственно, кислорода и водорода. И использование искусственного интеллекта. Это тот аспект, который будет, я думаю, очень актуален в дальнейших космических программах.

 

Александр Генерозов: Игорь Анатольевич, международное сотрудничество, конечно же, дает положительный эффект, но и у конкуренции есть свои плюсы − она обостряет мыслительный процесс. И является ли такой человек, как Илон Маск и его фигура, своеобразным катализатором для корпораций, как вы думаете?

Игорь Комаров: Знаете, у нас очень бережное и деликатное отношение к нашим коллегам по космической сфере, и тем, кто работает, потому что это, действительно, одна из уникальных, очень сложных сфер. Поэтому, я бы как-то воздерживался от определенных комментариев. В целом, я хотел бы сказать, что, действительно, что очень полезный и нужный процесс, что с новыми идеями новые люди приходят в отрасль. Это не только касается названных вами людей, но и многих других. И хорошо, что появляются, в том числе, и в России люди, которые интересуются космосом, и приносят новый подход в эту сферу.

Александр Генерозов: Вы говорите о проекте Владислава Филёва S7 «Морской старт», правильно я понимаю?

Игорь Комаров: Ну, да, в том числе, они, конечно. Во многом это двигатель будущих изменений, и двигатель повышения эффективности, прогресса. И это можно только приветствовать. Конечно, с другой стороны, не дают жить спокойно традиционным,  знаете, большим корпорациям, компаниям. И требуют больших изменений. Но, на самом деле, это хорошо. Я думаю, что чем больше таких компаний появляется, чем больше раздражителей, которые бросают вызовы, и, кстати, добиваются серьезных результатов, тем лучше, в целом, для отрасли. А проигравшие, знаете, у них судьба-то, на самом деле, одна, и достаточно простая.

Александр Генерозов: С конкуренцией понятно. Но сотрудничество-то все-таки будет? Как вы думаете?

Игорь Комаров: Что касается международного сотрудничества, и всей конкуренции, конечно, все хотят быть лучшими, первыми и добиваться больших результатов с меньшими затратами. Это вечная тяга любого человека, и это просто неистребимо, и слава Богу. Но, что касается именно космической сферы, то это та область, где количество неисследованных проблем, нерешенных вопросов, вызовов настолько огромно! За 20 лет работы МКС к этому выводу пришли все участники, всех 15 стран. Все это прекрасно понимают, что лучше объединить усилия, несмотря на разногласия на Земле и политические требования, споры, а часто и конфликты.

Космос – это та область, вот кто работает там, все понимают, что мы знаем, наверно, миллиардную часть от того, что необходимо знать для того, чтобы двигаться к другим планетам, будущим мирам. И вместе мы точно это сделаем гораздо быстрее. А в одиночку можно быть первым, но движение будет гораздо медленнее, принципиально медленнее, чем если мы объединим наши усилия. И в этом, на самом деле, видится и будущее. Не хотелось бы, чтобы политика препятствовала развитию совместной нашей деятельности. И я думаю, что медленное движение, и если мы обособимся друг от друга, то будущее поколение нам просто не простит.

 

Александр Генерозов: Космос, космонавтика и люди космоса. Генеральный директор Государственной корпорации «Роскосмос» Игорь Комаров на Европе Плюс! Игорь Анатольевич, не могу не спросить еще про нашего восточного соседа – Китай. Все-таки это вторая экономика мира, и что у них с космической сферой, и будет ли сотрудничество с ними?

Игорь Комаров: Вы знаете, это очень правильный вопрос, потому что мы видим, как быстро развиваются не только в других областях, но и в космической, наши соседи азиатские, и в первую очередь, Китай. Выходя, конечно, они до недавнего времени повторяли наши программы, это касательно и пилотируемых программ, и орбитальных станций, и увеличения группировок. Исследования Земли и Марса, которые также у них в обязательном порядке стоят, в том числе, кстати, и пилотируемые программы они планируют.

Было определенное ограничение, связанное с особенностью космической деятельностью, и охраны технологий, и защите прав. Но в прошедшем году мы подписали соглашение и ратифицировали его, и Китай ратифицировал, и мы в Госдуме ратифицировали. Оно открывает новые возможности сотрудничества. И вы правы, мы во многом сейчас смотрим на Восток, ориентируемся на наших партнеров. И уже активно работаем и в области навигации, и в области дистанционного зондирования Земли.

Александр Генерозов: Вы хотите сказать, что уже есть конкретные документы по сотрудничеству с Китаем, да?

Игорь Комаров: Мы подписали, кстати, соглашение не только по обмену информацией, но и по координации наших исследовательских лунных программ. И вполне возможно, что это соглашение перерастет в нечто большее, чем просто координация и обмен данных. И в перспективе, вполне возможно, мы работаем над тем, что и над созданием совместных средств выведения, и совместных программ по исследованию дальнего космоса. Почему бы и нет?

Александр Генерозов: Игорь Анатольевич, час пролетел так быстро, и мы заканчиваем его на такой оптимистической ноте. Я еще раз поздравляю вас с Днем космонавтики и предлагаю вам обратиться ко всем, кто нас слышит!

Игорь Комаров: Уважаемые слушатели! Я желаю вам оптимизма, здоровья, радости, хорошего настроения и веры в то, что у нас не только хорошее и героическое прошлое, но и замечательное будущее. И вместе мы обязательно сделаем очень много!

Александр Генерозов: Друзья, генеральный директор Государственной корпорации «Роскосмос» Игорь Комаров провел свой воскресный вечер вместе с нами на радио №1 в России на Европе Плюс!

Александр Генерозов, Week & Star, встретимся через неделю! Пока!

Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Прямой эфир
Громкость
Другие станции
Европа Плюс
Перейти на сайт
Сейчас в эфире:
...
...
Другие станции
Основной эфир
Европа Плюс
Больше Хитов! Больше Музыки!
Основной эфир
Высокое качество
TOP 40
Европа Плюс / TOP 40
Больше Хитов! Больше Музыки!
TOP 40
Party
Европа Плюс / Party
Больше Хитов! Больше Музыки!
Party
LIGHT
Европа Плюс / LIGHT
Больше Хитов! Больше Музыки!
LIGHT
NEW
Европа Плюс / NEW
Больше Хитов! Больше Музыки!
NEW
Urban
Европа Плюс / Urban
Больше Хитов! Больше Музыки!
Urban
Акустика
Европа Плюс / Акустика
Больше Хитов! Больше Музыки!
Акустика
ResiDANCE
Европа Плюс / ResiDANCE
Саундтрек твоей субботней ночи!
ResiDANCE
Основной эфир
Радио 7 на семи холмах
Отличные песни одна за другой!
Основной эфир
Высокое качество
Настроение любить
Радио 7 на семи холмах / Настроение любить
Настроение любить!
Настроение любить
Настроение счастья
Радио 7 на семи холмах / Настроение счастья
Настроение счастья!
Настроение счастья
Наедине с музыкой
Радио 7 на семи холмах / Наедине с музыкой
Наедине с музыкой!
Наедине с музыкой
Основной эфир
Дорожное Радио
Вместе в пути!
Основной эфир
Высокое качество
Танцы по-русски
Дорожное Радио / Танцы по-русски
Дискотека с доставкой на дом!
Танцы по-русски
Рок-клуб
Дорожное Радио / Рок-клуб
Рок-клуб
Рок-клуб
Ностальгия
Дорожное Радио / Ностальгия
Ностальгия
Ностальгия
Основной эфир
Новое радио
Главные русские песни!
Основной эфир
Основной эфир
Ретро FM
Лучшая музыка 70х, 80х, 90х!
Основной эфир
Высокое качество
Ретро FM 70e
Ретро FM / Ретро FM 70e
Лучшая музыка 70х!
Ретро FM 70e
Ретро FM 80e
Ретро FM / Ретро FM 80e
Лучшая музыка 80х!
Ретро FM 80e
Ретро FM 90e
Ретро FM / Ретро FM 90e
Лучшая музыка 90х!
Ретро FM 90e
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM / Вечеринка Ретро FM
Танцуют все!
Вечеринка Ретро FM
Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM / Ретро FM Сан-Ремо
Ретро FM Сан-Ремо!
Ретро FM Сан-Ремо
Основной эфир
Спорт FM
Спортивные новости России и мира
Основной эфир
Высокое качество
Основной эфир
Эльдорадио
Вы слушаете «Эльдорадио»
Основной эфир
Кекс
Дорожное Радио / Кекс
Привет, 90-е!
Кекс
Свежее
Европа Плюс / Свежее
Самые сочные русские новинки!
Свежее